Поговорим о том, о сем...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Поговорим о том, о сем... » Книги, музыка, кино... » Стихи заставляющие думать и размышлять


Стихи заставляющие думать и размышлять

Сообщений 41 страница 57 из 57

41

кто нить знаком с творчеством Веры Полозковой? очень нравится

ладно, ладно, давай не о смысле жизни, больше вообще ни о чем таком
лучше вот о том, как в подвальном баре со стробоскопом под потолком пахнет липкой самбукой и табаком
в пятницу народу всегда битком
и красивые, пьяные и не мы выбегают курить, он в ботинках, она на цыпочках, босиком
у нее в руке босоножка со сломанным каблуком
он хохочет так, что едва не давится кадыком

черт с ним, с мироустройством, все это бессилие и гнилье
расскажи мне о том, как красивые и не мы приезжают на юг, снимают себе жилье,
как старухи передают ему миски с фруктами для нее
и какое таксисты бессовестное жулье
и как тетка снимает у них во дворе с веревки свое негнущееся белье,
деревянное от крахмала
как немного им нужно, счастье мое
как мало

расскажи мне о том, как постигший важное – одинок
как у загорелых улыбки белые, как чеснок,
и про то, как первая сигарета сбивает с ног,
если ее выкурить натощак
говори со мной о простых вещах

как пропитывают влюбленных густым мерцающим веществом
и как старики хотят продышать себе пятачок в одиночестве,
как в заиндевевшем стекле автобуса,
протереть его рукавом,
говоря о мертвом как о живом

как красивые и не мы в первый раз целуют друг друга в мочки, несмелы, робки
как они подпевают радио, стоя в пробке
как несут хоронить кота в обувной коробке
как холодную куклу, в тряпке
как на юге у них звонит, а они не снимают трубки,
чтобы не говорить, тяжело дыша, «мама, все в порядке»;
как они называют будущих сыновей всякими идиотскими именами
слишком чудесные и простые,
чтоб оказаться нами

расскажи мне, мой свет, как она забирается прямо в туфлях к нему в кровать
и читает «терезу батисту, уставшую воевать»
и закатывает глаза, чтоб не зареветь
и как люди любят себя по-всякому убивать,
чтобы не мертветь

расскажи мне о том, как он носит очки без диоптрий, чтобы казаться старше,
чтобы нравиться билетёрше,
вахтёрше,
папиной секретарше,
но когда садится обедать с друзьями и предается сплетням,
он снимает их, становясь почти семнадцатилетним

расскажи мне о том, как летние фейерверки над морем вспыхивают, потрескивая
почему та одна фотография, где вы вместе, всегда нерезкая
как одна смс делается эпиграфом
долгих лет унижения; как от злости челюсти стискиваются так, словно ты алмазы в мелкую пыль дробишь ими
почему мы всегда чудовищно переигрываем,
когда нужно казаться всем остальным счастливыми,
разлюбившими

почему у всех, кто указывает нам место, пальцы вечно в слюне и сале
почему с нами говорят на любые темы,
кроме самых насущных тем
почему никакая боль все равно не оправдывается тем,
как мы точно о ней когда-нибудь написали

расскажи мне, как те, кому нечего сообщить, любят вечеринки, где много прессы
все эти актрисы
метрессы
праздные мудотрясы
жаловаться на стрессы,
решать вопросы,
наблюдать за тем, как твои кумиры обращаются в человеческую труху
расскажи мне как на духу
почему к красивым когда-то нам приросла презрительная гримаса
почему мы куски бессонного злого мяса
или лучше о тех, у мыса

вот они сидят у самого моря в обнимку,
ладони у них в песке,
и они решают, кому идти руки мыть и спускаться вниз
просить ножик у рыбаков, чтоб порезать дыню и ананас
даже пахнут они – гвоздика или анис –
совершенно не нами
значительно лучше нас

+2

42

Безумно люблю стихи. Читаю и собираю много лет. Девочки, можете даже тему заказывать, о чем хотите почитать...
Жемчужинок много...

Она боялась высоты и не смотрела вниз,
Её неяркие лучи не разрывали тьму.
Она мечтала о любви. Какой смешной каприз -
Став незаметной для других светить лишь одному…
А на Земле была зима, звенел хрустальный лес…
С улыбкой грустной у окна, усталый чародей
Курил, и сказки сочинял про маленьких принцесс,
И эти сказки (иногда) сбывались у людей.
Он был не то, что одинок… Он ничего не ждал,
И в сердце отзывалась боль едва заживших ран -
Их не хотелось бередить. Уж он-то точно знал,
Что в глупых сказках правды нет. И что любовь – обман.
Заметив первую звезду, он ей шепнул: «Привет,
Ты светишь только для меня, небесный светлячок?»
И был ужасно удивлён, услышав «Да» в ответ –
«Тебе свечу» - шептал с небес дрожащий голосок.
Она боялась высоты… Он не хотел любить…
У каждого – своя судьба и свой дурацкий страх.
И, вроде не о чем мечтать, и нечего делить -
Лишь отражение лучей в задумчивых глазах.
Её закрыли облака, а он улёгся спать,
Одновременно свет погас и в небе и в окне.
Ему приснилось в эту ночь, что он умел летать…
Она училась падать вниз в своём нестрашном сне…
А утром всё пошло не так – он стал о ней грустить.
И, как назло, погожий день разлился синевой,
Но он смотрел в слепящий мир, пытаясь различить:
Плывёт ли чудо-огонёк сейчас над головой?..
Ты видишь свет её любви, печальный Менестрель?
Ты понял, что всю жизнь писал лишь для неё одной.
Как долго длилась здесь зима, и вот пришел апрель,
Когда ты сердце уколол о лучик золотой.
Теперь ей страшно без тебя. Ты этого не знал?
Она зажглась лишь потому, что есть на свете ты.
Она всегда была твоей, кого б ты ни терял,
Не замечая этот взгляд с небесной высоты.
Но жизнь по-своему мудра, в ней неизменна суть -
Любовь как сказку для двоих ничем не отменить.
Не запрещайте сердцу ждать, чтобы когда-нибудь,
Найти того, кому звездой захочется светить.

Сказоч-Ник
в соавторстве с Архиповой Ксенией

+1

43

Юзек просыпается среди ночи...

Юзек просыпается среди ночи, хватает её за руку, тяжело дышит:
"Мне привиделось страшное, я так за тебя испугался..."
Магда спит, как младенец, улыбается во сне, не слышит.
Он целует её в плечо, идёт на кухню, щёлкает зажигалкой.

Потом возвращается, смотрит, а постель совершенно пустая,
- Что за чёрт? – думает Юзек. – Куда она могла деться?..
"Магда умерла, Магды давно уже нет", – вдруг вспоминает,
И так и стоит в дверях, поражённый, с бьющимся сердцем...

Магде жарко, и что-то давит на грудь, она садится в постели.
- Юзек, я открою окно, ладно? - шепчет ему на ушко,
Гладит по голове, касается пальцами нежно, еле-еле,
Идёт на кухню, пьёт воду, возвращается с кружкой.

- Хочешь пить? – а никого уже нет, никто уже не отвечает.
"Он же умер давно!" - Магда на пол садится и воет белугой.
Пятый год их оградки шиповник и плющ увивает.
А они до сих пор всё снятся и снятся друг другу.

Елена Касьян

+2

44

Одно из любимых.

Current

Шарлотта Миллер выходит из дома утром, но так темно, что в общем неважно, что там. Поскольку внутри Шарлотты Миллер и так так муторно - как будто бы ей под сердце вкрутили штопор. Шарлотта Миллер не моется и не молится, выходит из дома без шарфа и без ключа, идет к остановке бормочет из Юнны Мориц, как снег срывается с крыш, всю ночь грохоча. И снег срывается, тычется в грудь, как маленький, в ботинки лезет, греется, тает, ёрзает. Шарлотте хочется стать не Шарлоттой - Мареком. А может, Йозефом. Лучше, конечно Йозефом.
Я буду Йозефом, буду красивым Йозефом - твердит она, покупая билетик разовый, я буду носить пиджак непременно розовый и буду носить кольцо с голубыми стразами. На этом кольце будет инициалом ижица (она залезает в маршрутку, сидит, ерошится) Я буду трахать всё, что хоть как-то движется, и всё, что не движется, но со смазливой рожицей. Я буду жить по гостям и бухать по-черному, владеть уютной берлогой и Хондой Цивиком. Я буду ученым-физиком - ведь ученому положено быть сластолюбцем, неряхой, циником. Я буду ездить на школы и ездить в отпуски, кормить на море чаек и кашалотов. Я буду считать следов песчаные оттиски. И главное там - не встретить свою Шарлотту.
Нет, понимает Шарлотта, нет, я не жалуюсь, но обмануть судьбу - так не хватит денег всех. Шарлотта - это судьба, от нее, пожалуй что, и на морском берегу никуда не денешься.
А если Мареком - проще нащупать истину? Тогда бы я обманула судьбу заранее, была бы Мареком, парнем своим и искренним, без денег, без жилья и образования. Работала бы медбратом, любила б Шумана, мечтала бы когда-нибудь стать пилотом...
Нет, понимает, в кресле второго штурмана немедленно бы оказалась моя Шарлотта.
Куда мне деться, рыдает она неделями, я от себя на край бы света сбежала бы. Шарлотта себя ненавидит за поведение, сама она не выносит чужие жалобы. Она бы себе сказала в ответ: "Рыдалище, чудовище, истерище, да пошло ты!" Она бы себя послала в такие дали, что... и там бы не избавилась от Шарлотты.
Шарлотте сложно слезы и сопли сдерживать, внутри у нее не стихает, бурлит беда. Такое бывает, если поешь несвежего или внезапно влюбишься не туда. Но если от первого может помочь лечение, таблетки, клизмы, пост и визит врачей, то от влюбленности сложно - ведь в общем чем её сильнее глушишь, тем она горячей. Шарлотта ела последний раз, вроде, в пятницу, а нынче, пишут в календаре, среда. А значит, это не лечится, значит, тянется, такая зима, подруга, беда, беда.
А скоро новый год - и вокруг так весело, снежинки, елки, утки в печах шкворчат. Шарлотта сходила в гости во время сессии и там влюбилась в заезжего москвича. Он не похож на тех, кто во сне её зовет, он умный, худой, язвительный, ростом маленький. Она не любит таких - он похож на Йозефа и самую малость чем-то похож на Марека. Во сне к ней приходит высокий и положительный слепой глухой капитан далекого флота. И ей бы остаться с ним и прекрасно жить и жить... тогда бы, быть может, она не была Шарлоттой.
Шарлотте Миллер не пишется и не грёзится, Шарлотте Миллер снятся в ночи кошмарики, в которых она опять целуется с Йозефом, который вдруг оказывается Мареком. Шарлотта застывает женою Лота, слипаются снег и соль под ее ресницами. Пожалуйста, просит она, пожалей Шарлотту, а? Пускай ей лучше совсем ничего не снится. Пускай она изменится, будет бестией, она будет красить губы и улыбаться. Такая зима, Шарлотта, такое бедствие. Приходится быть Шарлоттой - и всё, и баста.

А ехать долго - по пробкам, по грубой наледи, кассир в маршрутке, снежная карусель. Потом она соберется и выйдет на люди и будет суетится и жить, как все. А нынче - сидит в маршрутке, ревет, сутулится, рисует варежкой солнышко на стекле. Глядит, как толстые дети бегут по улице и толстые мамы что-то кричат вослед. Весна нескоро, реки морозом скованы, в душе бардак, невыигрыш по всем счетам. И Йозеф с Мареком едут в свою Московию, и в дождь превратился снег на ее щеках.
Она сидит в маршрутке, от мира прячется, боится, что вытащат, перекуют, сомнут.
Не трогайте Шарлотту, пока ей плачется. Не трогайте, как минимум, пять минут.

Аля Кудряшева

+1

45

А видео со стихами здесь можно? Просто не могу не поделиться...

+1

46

0

47

Талант невероятный.

0

48

Ну и Вера Полозкова. Нужно слышать как она читает.

+1

49

0

50

... Ты помни Истину одну:
ВСЕ ВСЁ РАВНО УЙДЁТЕ, -
Не важно где, когда и как!
Пусть позже или рано.
Что заберёте вы с собой? -
Не Мёд, - шипы и раны.
В душе, на сердце - только боль.
И что с того? Кому легко?
Кто уберёт изъяны?

Иди к Любви! Ломай шипы,
Что колют сердце больно.
Уймись! И в душу посмотри -
Что ТАМ несёшь? Довольно.
Неси не боль, не гнев - Любовь.
И честь. И Духа славу.
Мечту зажги - не погаси,
Умей любить во Славу!
Во славу тех, кто жил в Любви,
Кто за Любовь сражался.
Погиб, но смел был в том Бою,
Кто выстоял, не сдался!

Умей и ты стоять в Строю.
Будь крепким - даже на краю.
Упасть не сложно в том Бою, -
Но упадёшь ты в лаву
горячую - страстей и лжи!
Не о своём болей, тужи
А о Любви, во Славу! ...

Дакши

0

51

Люблю стихи Владимира Семеновича Высоцкого. Задумываешься..........
МАСКИ
Смеюсь навзрыд - как у кривых зеркал,-
Меня, должно быть, ловко разыграли:
Крючки носов и до ушей оскал -
Как на венецианском карнавале!     
Вокруг меня смыкается кольцо -
Меня хватают, вовлекают в пляску,-
Так-так, мое нормальное лицо
Все, вероятно, приняли за маску.   
Петарды, конфетти... Но все не так,-
И маски на меня глядят с укором,-
Они кричат, что я опять - не в такт,
Что наступаю на ногу партнерам.
Что делать мне - бежать, да поскорей?
А может, вместе с ними веселиться?..
Надеюсь я - под масками зверей
У многих человеческие лица.
Все в масках, в париках - все как один,-
Кто - сказочен, а кто - литературен...
Сосед мой слева - грустный арлекин,
Другой - палач, а каждый третий - дурень.
Один - себя старался обелить,
Другой - лицо скрывает от огласки,
А кто - уже не в силах отличить
Свое лицо от непременной маски.
Я в хоровод вступаю, хохоча,-
Но все-таки мне неспокойно с ними:
А вдруг кому-то маска палача
Понравится - и он ее не снимет?
Вдруг арлекин навеки загрустит,
Любуясь сам своим лицом печальным;
Что, если дурень свой дурацкий вид
Так и забудет на лице нормальном?

За масками гоняюсь по пятам,
Но ни одну не попрошу открыться,-
Что, если маски сброшены, а там -
Все те же полумаски-полулица?
   
Как доброго лица не прозевать,
Как честных угадать наверняка мне? -
Все научились маски надевать,
Чтоб не разбить свое лицо о камни.
   
Я в тайну масок все-таки проник,-
Уверен я, что мой анализ точен:
Что маски равнодушия у иных -
Защита от плевков и от пощечин.

+1

52

Возраст" Островой 

До двадцати своих годов
В том раннем дне мельканье
Тридцатилетних был готов
Считать я стариками.
А время ускоряя шаг
Катилось и катилось!
И шли дожди, и падал снег
И сердце колотилось.
Но стала та черта близка
И что со мной то стало
Я отодвинул к сорока
Услал подальше старость.
За синеву, за перевал,
услал её тогда я
Посколько пережил, узнал
Жизнь и в тридцать молодая.
А времечко без тормозов
Как скорый поезд мчало
И мимо сорока годов по стрелкам простучало.
И словно озимь - столько дел
Вдруг наровит пробиться,
Что снова я пересмотрел своей зимы границы.
И кое что успев понять
Я старыми на свете уже перестал считать Пятидесятилетних.
Дни, как листвой с ветвей несёт
И сколько б не осталось
Пускай от нас, как горизонт вдаль отступает старость.

0

53

Александр Розенбаум
А может, не было войны
И людям все это приснилось:
Опустошенная земля,
Расстрелы и концлагеря,
Хатынь и братские могилы?     
   А может, не было войны,
   И у отца с рожденья шрамы,
   Никто от пули не погиб,
   И не вставал над миром гриб,
   И не боялась гетто мама?
   
   А может, не было войны,
   И у станков не спали дети,
   И бабы в гиблых деревнях
   Не задыхались на полях,
   Ложась плечом на стылый ветер?
   
   Люди, одним себя мы кормим хлебом,
   Одно на всех дано нам небо,
   Одна земля взрастила нас
   Люди, одни на всех у нас дороги,
   Одни печали и тревоги,
   Пусть будет сном и мой рассказ
   Пусть будет сном и мой рассказ
   
   А может, не было войны?
   Не гнали немцев по этапу,
   И абажур из кожи - блеф,
   А Муссолини - дутый лев,
   В Париже не было гестапо?
   
   А может, не было войны?
   И "шмайсер" - детская игрушка,
   Дневник, залитый кровью ран,
   Был не написан Анной Франк,
   Берлин не слышал грома пушек?
   
   А может, не было войны,
   И мир ее себе придумал?
   Но почему же старики
   Так плачут в мае от тоски? -
   Однажды ночью я подумал
   
   А может, не было войны,
   И людям все это приснилось?

0

54

Обязательно прочитайте его два раза. Почему именно два? Прочитайте первый раз и узнаете.
Я - часть потерянного поколения
И я отказываюсь верить, что
Я могу изменить этот мир.
Я понимаю, возможно, это шокирует вас, но
"Счастье уже внутри тебя"
- Это ложь, на самом деле
Деньги сделают меня счастливым
И в тридцать лет я расскажу своему ребенку, что
Он – не самая важная вещь в моей жизни.
Мой босс будет знать, что
Мои принципы:
Работа
Важнее, чем
Семья
Послушайте:
С давних пор
Люди живут семьями
Но сейчас
Общество никогда не будет таким, как прежде
Эксперты говорят мне
Через тридцать лет я буду праздновать десятилетие моего развода.
Я не верю, что
Я буду жить в стране, которую сам создам.
В будущем
Уничтожение природы станет нормой.
Никто не верит, что
Мы сохраним нашу прекрасную планету.
И, конечно,
Мое поколение уже потеряно.
Глупо полагать, что
Есть надежда.
А теперь прочитайте стихотворение снизу вверх.

+4

55

Мой любимый стих.

Временами хандра заедает матросов,
И они ради праздной забавы тогда
Ловят птиц океана, больших альбатросов,
Провожающих в бурной дороге суда.
Грубо кинут на палубу, жертва насилья,
Опозоренный царь высоты голубой,
Опустив исполинские белые крылья,
Он, как весла, их тяжко влачит за собой.
Лишь недавно прекрасный, взвивавшийся к тучам,
Стал таким он бессильным, нелепым, смешным!
Тот дымит ему в клюв табачищем вонючим,
Тот, глумясь, ковыляет вприпрыжку за ним.
Так, поэт, ты паришь под грозой, в урагане,
Недоступный для стрел, непокорный судьбе,
Но ходить по земле среди свиста и брани
Исполинские крылья мешают тебе.
© Шарль Бодлер. Цветы зла. 1821. Перевод Вильгельма Левика

+1

56

Вот зачем была нужна та кровавая бойня сто лет назад? Перелом эпох, избежать которого было невозможно

Сколько крови пролилось
За четыре с лишним года,
Сколько жизней прервалось -
Не сосчесть их никогда.
То страшнейшая война
Прокатилася по миру,
Уничтожила и смяла
Всё, что было до неё.
Изувечила планету
Километрами окопов,
Безымянные могилы
Позабыты навсегда.
Лишь запомнилось одно
Тем, кто выжить там сумел -
Как белёсой полосою
Полз хлорированный газ
И кровавыми соплями
Из изодранного рта
Уходила жизнь солдата.
Чего ради воевали?
Кровь зачем же проливали?
Выполняли приказанье
И страшнее оттого,
Что приказы эти были
Отданными теми, кто
Не бывал ни на фронтах,
Ни поблизости от них -
Далеко в тылу сидели
И миллионами на смерть
Посылали подчинённых,
Позабыв о том, что те
Тоже ведь живые люди,
Тоже разум есть у них
И понять они способны -
Правды нету в той войне.
И когда придёт прозренье -
Революции покончат
С теми, кто войну затеял,
Ввергнут в новый хаос мир
На десятки лет вперёд.

+2

57

Навеяно финалом фильма Галлиполи. Всем, кто не смотрел - австралийцы сняли шедевр, пробирающий до слёз

Трупы землю всю устлали,
А команда всё - вперёд!
Им плевать на сотни жизней,
Что прервутся очень скоро -
Главное для командира -
Захватить любой ценой,
А какой цена та будет?
Бабы новых нарожают.
И, простившися с родными,
Зная точно, что назад
Не вернётся уж никто -
А отказ его исполнить,
Сколь бы он безумен ни был -
Наказанье всем известно -
Пара слов - и вставай к стенке,
Вновь пошли они в атаку.
Метров двести пробежать -
И окоп врага уж будет.
Двести метров среди трупов,
Чьё число вновь стало больше.

+1


Вы здесь » Поговорим о том, о сем... » Книги, музыка, кино... » Стихи заставляющие думать и размышлять